Понедельник
26.06.2017
13:22
 
Григорий Антипенко
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Информационный канал 2016 - 2017 - Страница 8 - Форум | Регистрация | Вход
     Неофициальный сайт. Переходи на черную сторону – у нас весело!  
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 9«126789»
Модератор форума: Grina, lemka, ЗачарованNая 
Форум » Новости » Статьи, интервью и прочие новости » Информационный канал 2016 - 2017
Информационный канал 2016 - 2017
ЗачарованNаяДата: Суббота, 02.01.2016, 14:50 | Сообщение # 1
Завзятый гришеман
Группа: Администраторы
Сообщений: 2348
Статус: Offline
 
HatyДата: Понедельник, 03.04.2017, 18:51 | Сообщение # 106
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline
http://www.wday.ru/stil-zh....#


Ю.Р.: Я хотела сыграть Язона, но Антипенко отказался играть Медею

Г.А.: А просто деньги зарабатывать мне скучно


Сообщение отредактировал Haty - Понедельник, 03.04.2017, 18:51
 
ГалинкаДата: Вторник, 04.04.2017, 12:44 | Сообщение # 107
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 2677
Статус: Offline
Цитата Haty ()
Антипенко отказался играть Медею

Даже не знаю, радоваться или огорчаться этому факту :)
 
fotini8327Дата: Вторник, 04.04.2017, 14:34 | Сообщение # 108
Восторженный
Группа: Проверенные
Сообщений: 570
Статус: Offline
Цитата Галинка ()
Даже не знаю, радоваться или огорчаться этому факту :)


Скорее огорчаться.Я вот осознала,что даже у моих фантазий есть предел. sad А оказывается-сколько еще впереди неизведанного cry
 
просто_ЯДата: Вторник, 04.04.2017, 16:28 | Сообщение # 109
Заядлый гришелюб
Группа: Проверенные
Сообщений: 1029
Статус: Online
Надеюсь, Юлия Ильинична так шутит :)
 
ГалинкаДата: Четверг, 06.04.2017, 16:07 | Сообщение # 110
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 2677
Статус: Offline
Юлия Рутберг: «Приходишь в гримёрку — заплаканные глаза, опухшее лицо, вся в синяках — и думаешь: «Господи, какое же это счастье»

Театр им. Вахтангова показал в Екатеринбурге спектакль «Медея». После спектакля актёры Юлия Рутберг и Григорий Антипенко и режиссёр Михаил Цитриняк встретились и поговорили со зрителями о самом важном — любви и работе души.

http://malina.am/video/2017/4/6/teatr_vakhtangova
 
HatyДата: Четверг, 06.04.2017, 16:15 | Сообщение # 111
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline
Галинка, спасибо!!!



http://malina.am/video/2017/4/6/teatr_vakhtangova

Екатерина Дегай: «Тот, кто был счастлив в любви, не имеет о ней никакого представления» — этой фразой театр Вахтангова рекламной спектакль «Медея». Как вы трактуете эту фразу?

Григорий Антипенко: Не хочется говорить банальные вещи, что вообще ничего в жизни не бывает без испытаний, которые позволяют нашей душе расти и развиваться — но в общем в этом и есть жизнь. Душа не воспитывается на бесконечной радости, глупости и шутках. Любовь — это прежде всего испытание, и наш спектакль лишний раз напоминает человеку, что это совсем не простая история и что мы все ответственны за взаимоотношения между людьми — в первую очередь, мы ответственны, и спрашивать надо с себя.

Юлия Рутберг: Кому-то свойственно терпеть, кому-то несвойственно терпеть; все люди разные, и все правы.
Чего мы хотели в нашем спектакле? Мы хотели, чтобы люди, которые приходят в зал, подключились к нашим размышлениям, чтобы у них возникли чувства, эмоции. Ведь важно, чтобы спектакль был диалогом со зрителем.
Спектакль, который мы вам привезли, как и всё, что привозит театр Вахтангова, сделан на определённом уровне профессионализма. И вы абсолютно правильно делаете, когда судите нас строго.
Судите нас строго, потому что мы сильный театр, мы умный театр, и мы — театр, который приезжает не только развлекать вас, а совсем даже и не развлекать. Мы воспринимаем вас как собеседников.

Михаил Цитриняк: Я считаю, если на спектакле не плакали, не смеялись, это спектакль плохой. На спектакле что-то должно произойти. Причём театр воздействует сильнее, чем кино. Это другое искусство. Потому что зритель додумывает.

ЕД: Григорий, вы с 2011 года служите в театре Вахтангова. Язон в «Медее» был вашей первой ролью. Что это за спектакль для вас?

ГА: Я здесь в творческом смысле самый молодой, самый неопытный. Я учусь. Для меня попасть в Вахтанговский театр — это событие, которое я до сих пор пытаюсь осмыслить.
Я играл и продолжаю играть во многих театрах, гастролирую по всей стране и ближнему зарубежью и понимаю, что более намоленного пространства, более великой сцены, чем Вахтанговский театр, просто не существует.
И, конечно, это ответственность. Потянешь ли ты рядом с ними, с этими великими и замечательными?

ЕД: Юлия, вы тоже работали во многих театрах, но официально состоите только в труппе театра Вахтангова — с 1988 года. Это бесконечная верность.

ЮР: Я вообще верный человек. Меня надо довести, чтобы я взвилась.
Могу сказать только одно: меня брал Михаил Александрович УльяновМихаил Ульянов — художественный руководитель театра им. Вахтангова с 1987 по 2007 год. Это был первый курс, который он набирал в качестве художественного руководителя. 22 года я прожила с Михаилом Александровичем, великим артистом, совершенно невероятным человеком и потрясающим художественным руководителем. Когда-то Рубен Николаевич СимоновРубен Симонов — художественный руководитель театра им. Вахтангова с 1939 по 1968 год поставил его, ЯковлеваЮрий Яковлев, Народный артист СССР, ШалевичаВячеслав Шалевич, Народный артист РCФCР, ЛановогоВасилий Лановой, Народный артист СССР, БорисоваАнатолий Борисов, Заслуженный артист РФ, МаксаковуЛюдмила Максакова, Народная артистка РСФСР на первую линию. Чего добивался Рубен Николаевич? Чтобы были профессиональные артисты — так называемые беговые лошади. Ведь чем растёт артист? Ролями.
То же самое сделал Михаил Александрович Ульянов. Нас было 10-12 человек, и он поставил нас на первую линию и сделал из нас беговых лошадей. И сегодня ровно эти актёры являются опорой и средним поколением нашего театра.
Дело ведь не в том, что ты в данный момент гламурное, медийное лицо. Важно, что ты в данный момент умеешь что-то делать. В театре Вахтангова всегда ценился и ценится профессионализм — и художников, и композиторов, и режиссёров, и балетмейстеров.
Последнее потрясающее дело очень больного, но по-прежнему великого Михаила Александровича было — договор с Римасом ВладимировичемРимас Туминас — художественный руководитель театра им. Вахтангова с 2007 года. Если бы Михаил Александрович не ушёл из жизни, Римас Владимирович бы не приехал. Он об этом много раз говорил. У них не было ничего подписано, но он обещал Михаилу Александровичу. А Михаил Александрович был таким человеком — когда ты ему что-то обещал, или когда он смотрел тебе в глаза…
Вот есть у нас в театре женский батальон. И мы уже вот так (проводит ребром ладони по горлу) с капустниками обалдели. И у театра были горькие времена, потому что Михаил Александрович болел. Горькие времена, но мы держались. Мы сказали: «Никакого капустника! Над чем смеяться?» И вдруг мы встречаем Михаила Александровича в буфете. Он смотрит на нас и говорит: «Девчата, надо сделать капустник». И девчата на него смотрят — пять человек: АроноваМария Аронова, Народная артистка РФ, ЕсипенкоМарина Есипенко, Народная артистка РФ, СотниковаЕлена Сотникова, Заслуженная артистка РФ, ЧиповскаяОльга Чиповская, Заслуженная артистка РФ и я. И понимаем, что мы не можем ему отказать. И Римас Владимирович не смог отказать памяти этого великого человека.
И понеслась душа в рай — пришёл Римас Владимирович на очень тяжёлое пространство. Надо было разгребать Авгиевы конюшни? Надо. Надо было держаться и воскресать из пепла? Надо. Были ли прекрасные артисты? Всегда были. Был ли репертуар? Всегда был! Про нас иногда говорят: «Вот раньше был театр…» Мы никогда не были ниже плинтуса. Это неправда!
У нас болел великий Акела, а мы ни разу не позволили себе сказать: «Акела промахнулся». Никогда. Мы обожали Михаила Александровича.
Он воспитал среднее поколение — и мы сегодня играем. Он воспитал наше отношение к театру: для нас театр — дом. Я не то что никогда не думала куда-то уходить; для меня то, что происходит в театре, первостатейно. Я делаю это не потому, что у меня трудовая книжка лежит в театре Вахтангова, а потому что это смысл. Сначала театр Вахтангова, а потом все остальные — спектакли, вечера, кино и так далее.
Работать в театре Вахтангова — это гордость и большая ответственность. Нам трудно. Мы уже не первый год самые сильные. Самыми сильными стать — как рывок — это возможно. А вот удерживать позицию самого сильного… Вот здесь можно нашему театру поклониться. Не первый год мы самые сильные. Причём дело даже не в том, что мы на 8 рублей обошли МХАТ или что мы экономически приблизились к уровню Большого театра. Дело в том, что спектакли, которые делаются в нашем театре, — это просто кладовая солнца.
Есть ли у нас провалы? Есть, дорогие мои! У нас есть провалы. Спектакли, которые закрываются. Средние артисты. Иногда хорошие артисты играют плохо; я иногда играю плохо. Мы как нормальный и сильный театр в этом признаёмся.
У нас живые люди, много молодёжи, много всего. У нас стало много всяких территорий: большая сцена, малая сцена, новая сцена, арт-кафе, студия — и ещё открываются. Мы империя. Да, это прекрасно, но вы знаете, что такое империи. Мы просто как заведённые зайцы. Но я должна вам сказать, что театр Вахтангова — это азартный Парамоша. И я надеюсь, что в этом азарте мы справимся — и будем привозить к вам и спектакли Римаса Владимировича, и спектакли других режиссёров, и спектакли молодых ребят, разные. Мы будем вести себя как азартный Парамоша.

Вопрос из зала:
В 1997 году вам была присуждена премия «Чайка», в 2012 году — «Хрустальная Турандот». Что вам ближе и роднее? И за это время — за 15 лет — как изменилось ваше отношение к этим премиям?

ЮР: Премии — это здорово и приятно, но я не лукавлю, поверьте: когда я договариваюсь о работе на берегу, я никогда не думаю о премиях. Я думаю о смысле. Для меня премии — это пряник. Но поскольку в моей жизни было много кнута, без которого я бы не стала тем, кто я есть, то я отношусь к этому философски. Рада я премиям? Очень. Но у меня можно отобрать все премии — но не возможность выходить на сцену. Вот это и составляет смысл моей жизни.
Премии — это субъективно. Иногда людей просто корёжит, когда им не дают премии. Я не из этих людей. Для меня премия — это когда у тебя есть возможность получать от своей работы удовольствие.
Даже когда ты рыдаешь, выворачиваешь наизнанку свои внутренности, приходишь в гримёрку — заплаканные глаза, опухшее лицо, вся в синяках, выдохнуть не можешь, смотришь на себя — «редкий урод с бородой» — и думаешь: «Господи, какое же это счастье». И так у каждого артиста.
Те, кто работают для премии, люди зависимые. Я в этом смысле не очень зависимый человек. И я радуюсь, когда мои коллеги получают премии, потому что знаю, как трудно выпускать спектакли, сколько на это уходит сил. И пускай все не согласны с тем, кому вручили премию, а я знаю, что иногда для человека это вдохновение и награда за восхождение на Эверест.

Вопрос из зала:Григорий, я прочитала, что вы увлекаетесь альпинизмом, и Юлия сейчас заговорила про счастье от получения премии как после восхождения на Эверест. А что для вас счастье?

ГА: Горы — это единственный способ отдохнуть. При том, что я там калечусь физически и понимаю, что каждая вершина, которая тебе даётся, отнимает у тебя часть жизни. Всё это тяжело, высоко, и там деревья не растут, люди не живут и даже мухи не летают… Это такое странное увлечение, но отказаться от него я не могу. Не получается. А кроме того, у меня каждый год есть один важный ориентир, куда я стремлюсь и за счёт которого держу себя в форме. Я понимаю: если я расслаблюсь на дистанции в течение года, можно забыть про очередную вершину.
В театре мне повезло: я играю такие роли, что каждая — вершина. И каждый спектакль – восхождение: от начала, от подготовки, от поведения и видения себя в жизни, от того, как прорабатываешь каждый роль и думаешь, что ты сумел, а что ещё нужно, а что недостижимо. Мне очень нравится слово «восхождение», поэтому, наверное, я и туда, и туда пытаюсь.

ЮР: Мы, кстати, были незнакомы с Гришей, когда вышло моё интервью, которое называлось «Я — человек Эвереста». А потом я узнала, что он — человек Эвереста.

ГА: Юля прекрасный человек, великий партнёр. Мне так везёт на партнёров. Она так деликатна. Она знает меня с самых маленьких моих творческих побед, она видела весь мой путь. Я думаю, что это тот человек, благодаря которому я за время существования спектакля тоже куда-то поднялся.

ЮР: Я вижу ваши глаза… Спасибо вам огромное, это большая радость. Конечно, мы устали, но дело не в этом.
Я вижу, как вы смотрите, и за это большое вам спасибо. Спасибо, что вас это волнует, что вы так трепетно, так уважительно относитесь к нам.
Когда артист никому не нужен, когда театр никому не нужен, когда художники никому не нужны — это величайшая трагедия страны. А вы из нас делаете очарованных странников. Спасибо публике.

Ведущая: Екатерина Дегай
Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных, Роман Бороздин
Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов


Сообщение отредактировал Haty - Четверг, 06.04.2017, 16:39
 
HatyДата: Четверг, 06.04.2017, 19:50 | Сообщение # 112
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline
Спасибо за скрины https://vk.com/gr_antipenko!








Сообщение отредактировал Haty - Четверг, 06.04.2017, 19:54
 
HatyДата: Четверг, 06.04.2017, 19:53 | Сообщение # 113
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline
 
HatyДата: Четверг, 06.04.2017, 19:56 | Сообщение # 114
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline

https://vk.com/gr_antipenko
 
ГалинкаДата: Четверг, 06.04.2017, 21:03 | Сообщение # 115
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 2677
Статус: Offline
fine

Монохромный, черно-белый скрин - обалденный! Пожалуй, выразительнее цветных!

Огромное спасибо организаторам и Вахтанговцам за эту встречу!

Юлия, понятное дело, прекрасная рассказчица, но какой Гриша здесь интересный - спокойный, рассудительный, немножко ироничный, такой ... зрелый :)

И вообще, хочется уже большого интервью с Григорием yes
 
просто_ЯДата: Четверг, 06.04.2017, 22:38 | Сообщение # 116
Заядлый гришелюб
Группа: Проверенные
Сообщений: 1029
Статус: Online
Haty, Галинка, спасибо! После долгого перерыва такое замечательное ивью :)
Цитата Галинка ()
черно-белый скрин - обалденный!

Гриша как он есть)
Человек _Эверест)

Цитата Галинка ()
И вообще, хочется уже большого интервью с Григорием

Конференцию на Сайте Вахтанговского, тем более, было обещано
 
HatyДата: Пятница, 07.04.2017, 19:51 | Сообщение # 117
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline
Еще фото с этой встречи. Галинка, спасибо!
https://m.facebook.com/pg....1767340
















Сообщение отредактировал Haty - Пятница, 07.04.2017, 20:01
 
HatyДата: Пятница, 07.04.2017, 19:56 | Сообщение # 118
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline






Сообщение отредактировал Haty - Пятница, 07.04.2017, 20:03
 
HatyДата: Понедельник, 08.05.2017, 09:07 | Сообщение # 119
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline
http://moya-semya.ru/index.p....mid=172
ГРИГОРИЙ АНТИПЕНКО: Я ПОДНЯЛСЯ НА ГОРУ АФОН И ВОТ О ЧЁМ ПОДУМАЛ…
08.05.2017 00:00



Актёр театра и кино Григорий Антипенко запомнился телезрителям как Андрей Жданов из сериала «Не родись красивой». Однако самому Григорию этот персонаж набил оскомину, и немудрено, потому что он – полная противоположность не только Жданову, но и вообще любому представителю золотой молодёжи. Антипенко – это мужчина, который любит экстремальные ситуации и посвящает свободное время альпинизму, покоряет вершины. Ну и женские сердца, конечно. Так что ему сложно соответствовать, ведь найдётся мало женщин, готовых разделить с ним такую любовь: ждать, волноваться, как он там, в холодной заснеженной палатке, и каждую минуту думать о надвигающейся опасности. Вот такой он, Григорий Антипенко, сложный, замкнутый, серьёзно мыслящий человек.

– Григорий Александрович, вы нечастый гость на экранах. С чем это связано?
– Не было желания сниматься в том, что предлагали.

– А чем привлёк сценарий телесериала «Торгсин»?
– Здесь определённое стечение обстоятельств: сценарий поднимает достаточно серьёзные темы, он исторический, приключенческий, немного надуманный, поэтому несколько выбивается из общей канвы того, что сейчас показывают. Но это специфика жанра. Единственное упущение – зря были использованы реальные исторические персонажи, но это моё личное мнение.

– Как думаете, почему сегодня кинематографисты стали чаще возвращаться к давно минувшим дням и снимать фильмы о НЭПе?
– Сегодня вообще повышенный интерес к советскому времени, и он оправдан. Потому что, оказывается, не так у нас весело и безоблачно, как представлялось в девяностые годы, – вот многие и скучают по утраченным ценностям. Сегодня деньги разделили нас.

– В сериале «Торгсин» у вашего героя снова большая любовь. А легко ли играть любовь на экране? Не всем актёрам это под силу.
– Это моя профессия. Сложно судить, насколько это удаётся, но меня видят героем, который способен любить на экране. Только вот с каждым годом всё труднее играть роли такого плана. (Улыбается.)

– Как думаете, наш кинематограф возрождается?
– Пока ещё нет. И может быть, на моем веку этого и не произойдёт. Понимаете, должны появиться режиссёры, равные по масштабу великим деятелям золотого века кинематографа, – страстно жаждущие не просто зарабатывать, а именно снимать, как и должен ощущать себя художник. В этом основная беда. Может, такие режиссёры есть, но им просто не дают работать. И всё же думаю, со временем они сами пробьют себе дорогу, несмотря ни на что.

– Вы несколько лет не принимали предложения сниматься. Но ведь многие актёры соглашаются работать по принципу: вдруг это мой последний фильм? Лучше соглашусь, а то можно и не дождаться. Не боитесь такого?
– Я ничего не боюсь. Я – верующий человек, меня в эту профессию привёл Господь за руку, и мне совершенно не страшно потерять свою специальность. Если не будут предлагать серьёзные роли – вообще уйду из профессии и не умру без неё.



– В вашей жизни и творчестве – всё как в библейской мудрости: время разбрасывать камни и время собирать их. Вы перепробовали немало специальностей, прежде чем стали актёром: биолог, фармацевт, монтировщик в театре «Сатирикон», при том что ваша мама работала на киностудии «Мосфильм». И как получилось, что актёрская профессия победила все остальные? Или вы до сих пор не убеждены, что это – ваше?
– Я, наверное, ни в чём не могу утвердиться окончательно. Постоянно сомневаюсь в себе: а отыграл ли я спектакль так хорошо, как хотел? Или: стоило ли сниматься в этом фильме? Ведь кино не приносит особого удовлетворения, ни творческого, ни какого-либо иного. Поэтому всё время думаю: на своём ли я месте или всё-таки нет? Вечный вопрос. Но такое осмысление заставляет двигаться, думать, искать себя в профессии и профессию в себе – это бесконечный поиск и диалог с самим собой. Здесь нет однозначного ответа.

– Вы играли на таких сценах, как Театр имени Маяковского, «Et Cetera», в Театре на Малой Бронной. Сегодня вы актёр Театра имени Вахтангова. С чем связаны все эти переходы?
– Таков мой характер, с этим уже ничего не поделаешь. Я – строптивый человек. В актёрскую профессию пришёл в двадцать восемь лет, будучи уже взрослой, сложившейся личностью. В таком возрасте было бы странно соглашаться на роли в массовке с единственной репликой «кушать подано». Мне нужен материал, в котором можно проявить себя, выговориться. Это должны быть темы, которые цепляют на интеллектуальном уровне. Если же такого материала нет – отказываюсь. И думаю, так будет всегда: я играю только то, что хочу.

Что касается Театра имени Вахтангова, то в него меня позвала Юлия Рутберг. Мы с ней восемь лет играли в спектакле Павла Сафонова «Пигмалион», я – Генри Хиггинса, а Юлия – его мать. С роли мистера Хиггинса я начал свою профессиональную театральную жизнь, до этого были пробы и ошибки. Кроме того, мы уже пять лет вместе с Юлией играем в спектакле «Медея», замечательно поставленном Михаилом Цитриняком, которого я считаю не последним режиссёром нашего времени.

– Расскажите, пожалуйста, о вашем увлечении альпинизмом
– Я ведь не спортсмен. Просто горы позвали…

– Это же не происходит спонтанно – вдруг просыпаетесь с мыслью: всё, пойду покорять Памир или Казбек…
– Именно так спонтанно и произошло: проснулся и пошёл, вернее, друзья предложили, и я решил попробовать. Средств на специальные снаряжения у меня не было, поэтому весь горный опыт пришлось набирать с нуля, через всё проходил сам. Если по какой-нибудь, порой необъяснимой, причине мне нужно совершить восхождение, то не имеет значения, сколько денег я потратил на подготовку. Просто собираюсь и улетаю. Но делаю это не для того, чтобы потешить самолюбие и потом гордиться, повесить диплом на стену и всем рассказывать, сколько вершин покорил. Есть какая-то необъяснимая и иррациональная тяга. Я физически совершенно не подготовленный человек для гор и с каждым годом становлюсь всё менее подготовленным, потому что возраст берёт своё, иногда начинает болеть всё, что раньше не болело.

– Люди ходят в горы по разным причинам. Есть те, кто хочет сверху увидеть красоту, – например, фотографы. А кто-то стремится подняться ближе к солнцу.
– Я отказался от подобного рода фотографий. Ничего не пересматриваю, потому что не люблю возвращаться назад. Всё, что пережито, остаётся в сознании, и это намного сильнее и красочнее любой фотографии. И рассказы об этом я воспринимаю как хвастовство, а мне оно несвойственно. Горы дают такую закалку, которая позволяет на земле выстоять в любой ситуации. Всё, что здесь происходит между людьми, не идёт ни в какое сравнение с тем, что человек испытывает в горах и в тех экстремальных ситуациях, в которые я себя ввожу. Я хожу в горы в одиночку, испытываю себя на прочность. Бывает, что не удаётся, – тогда делаю длительный перерыв.

– Предпочитаете одиночество?
– Я не очень общительный человек. Тем не менее не люблю одиночество. Но иногда мне надо уходить от людей.

– Вам в кино не предлагали роль скалолаза?
– Нет! Зачем? Всё, что переживаю там, в горах, мне неинтересно проигрывать на сцене или на экране. Я человек, знающий тему изнутри, и убеждён, что это невозможно снять по-настоящему. Как если бы я был врачом и мне вдруг предложили бы сняться в сериале о медиках.

– Ваш герой Андрей Жданов действительно не похож на вас. А как насчёт Отелло, которого вы играете в Театре Вахтангова? Чем он привлекателен?
– Он мне интересен. Я сам был очень ревнивым человеком, а может, и остаюсь таким. Ревность захлёстывала моё сознание, это настолько сильная эмоция, что ею очень сложно управлять! На эту тему можно говорить бесконечно. Но наш спектакль не только об этом.

– «Отелло» выстроен хореографически. Как вы освоили язык танца?
– Мне, драматическому актёру, хореографический жанр давался тяжело. Никогда не хотел танцевать, был в этом смысле «деревянным человеком». Но режиссёру понадобился именно такой типаж, который при всей своей малоподвижности передаёт энергетику в зал. Поэтому для меня «Отелло» – сложный спектакль.

– Как создаёте нужное настроение перед ролью? Например, сегодня вам играть Отелло – нет с утра мысли кого-нибудь придушить?
– Я профессионал, поэтому не трогаю никого ни до, ни после спектакля. Выхожу к зрителю, отыгрываю, а дальше начинается только моя жизнь, в которой я не играю. Вообще никогда не играл по жизни, поэтому родным и близким показалось странным, когда я решил стать актёром. В меня никто не верил, у всех это вызывало недоумение, ведь я себя как актёр не проявлял. Актёры – живые, эмоциональные люди, а тут довольно закрытый человек, закомплексованный, весь в себе. Я – скорее наблюдатель, интроверт. Но, решив стать актёром, ходил на курсы, боролся с неуверенностью.

– Можете назвать основную черту своего характера?
– Пусть лучше меня охарактеризуют другие. Скажу только, что, будучи недавно на горе Афон в Греции, вспомнил об Обломове и Штольце, героях Гончарова, и заметил, что эти два персонажа довольно хорошо передают русский характер. В ком-то больше Обломова, в ком-то – Штольца. Но почти в каждом человеке есть эти две взаимоисключающие черты: с одной стороны, нечто такое мягкое, домашнее и мечтательное, с другой – по-немецки рациональное.



– То есть, когда вы мёрзнете в палатке на вершине горы, то думаете: почему я не Обломов?
– Я не просто думаю об этом. Всё моё существо требует побыстрее уйти оттуда, потому что я очень люблю комфорт и горячую воду. Но, оказываясь в ситуации, когда надо вставать в три-четыре часа утра, а за стенкой палатки минус пятнадцать и нужно ещё куда-то идти, а сил порой нет, – всё равно заставляю себя двигаться. Чтобы не было стыдно и обидно, что не дошёл до вершины. После такого опыта хочется навсегда с этим завязать и никогда больше не ходить в горы. Каждый раз проклинаю себя за это и каждый раз возвращаюсь, чтобы покорить очередную вершину. В прошлом году я взял с собой на Эльбрус старшего сына, ему исполнилось шестнадцать. Для меня это был подарок, я пережил восхождение со слезами на глазах.

– Знаю, что вы считаете: если человек болеет – это расплата за прошлые ошибки.
– Я в этом убеждён. Либо это даётся как испытание, либо как возможность о чём-то задуматься: мол, полежи и подумай, что не так. В моей жизни такое часто происходит: совершаешь какой-то проступок перед Богом и получаешь за это в считаные дни. Становление веры – достаточно сложный процесс.

– Вы часто гастролируете. Где были в последнее время, как принимает публика?
– Везде замечательно принимают. К сожалению, происходит процесс деградации зрителей, и виновато в этом телевидение. Я сам смотрю телеканалы «Вера» и «Культура». Хорошее кино показывают почему-то только ночью. Это парадоксально, ведь всё, что нужно подрастающему поколению для воспитания, для поднятия духовности и патриотизма, – сегодняшнее телевидение выводит за скобки. Глупых людей, что ли, много работает на ТВ? Поэтому нормальные люди либо читают книги, либо ходят в церковь или в театр. Но хорошими постановками могут похвастать в основном крупные города – такие, как Москва, Питер, Екатеринбург.

– Как я поняла, вы человек самодостаточный, вам одному нескучно. Но с друзьями же общаетесь?
– Я человек спокойный, характер – нордический. Всё, что заложено во мне природой, выражаю на экране или на сцене. В жизни крайне редко встречаюсь с друзьями, не хожу ни в какие клубы, не бываю на тусовках. Единственное – после хорошо сыгранного спектакля или на съёмочной площадке, когда есть какой-то результат, хочется разделить эту радость с людьми, которые были с тобой. Просто посидеть и поговорить. У меня очень узкий круг друзей, но мне их хватает.

Расспрашивала
Элина БОГАЛЕЙША
Фото: Из личного архива

Опубликовано в №18, май 2017 года


Сообщение отредактировал Haty - Понедельник, 08.05.2017, 09:27
 
HatyДата: Понедельник, 08.05.2017, 12:48 | Сообщение # 120
Убеждённый гришеит
Группа: Проверенные
Сообщений: 3014
Статус: Offline
Цитата Haty ()
В моей жизни такое часто происходит: совершаешь какой-то проступок перед Богом и получаешь за это в считаные дни.
Считаные дни - это круто! Это очень высокий показатель духовности :)
 
Форум » Новости » Статьи, интервью и прочие новости » Информационный канал 2016 - 2017
Страница 8 из 9«126789»
Поиск:

Связь с администрацией сайта: antipenko.ucoz.ru@gmail.com
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz