Вторник
21.08.2018
09:37
 
Григорий Антипенко
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Каталог статей | Регистрация | Вход
     Неофициальный сайт. Переходи на черную сторону – у нас весело!  
Меню сайта
Наше творчество
Категории раздела
Статьи за 2017г [2]
Статьи за 2018г [6]
Друзья сайта
  • Сайт фотохудожника Дмитрия Дубинского
  • Сайт фотохудожника Евгения Люлюкина
  • Сайт фотохудожника Сергея Петрова
  • Сайт фотохудожника Александра Кенденкова
  • Ссылки
  • Театр им.Ермоловой
  • Театр им.Вахтангова
  • Театр на Малой Бронной
  • Другой театр
  • Кино-Театр.ru
  • RUSKINO.RU
  • Современный театр антрепризы
  • Телеканал Россия1
  • Праздники и даты
    Сейчас на сайте

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Статьи за 2017-2018 гг » Статьи за 2018г

    Григорий Антипенко: "В Омске сохранился интеллектуальный зритель"

    Григорий Антипенко: «В Омске сохранился интеллектуальный зритель»

    ИА «Омск Здесь», 1 июля 2018

     

    Беседовала Дарья Молчанская

     

        Сегодня, 1 июля, в Омске завершается VI Международный театральный фестиваль "Академия". За пять театральных дней зрителям свои спектакли показали выдающиеся театры мира, в том числе омичи увидели самые популярные постановки знаменитого театра им. Евгения Вахтангова.

        Актер Григорий Антипенко известен телезрителям по сериалу "Не родись красивой", но сейчас он совсем не снимается в кино. Четыре года назад Антипенко вошел в состав труппы театра Вахтангова - знаменитого своей историей и руководителем Римасом Туминасом. В Омске актер вместе с народной артисткой Юлией Рутберг представил моноспектакль "Медея". О том, почему он не снимается в кино и как спектакли, в которых он занят, влияют на его личную жизнь, - артист рассказал в интервью ИА "Омск Здесь".

        – Когда зритель смотрит спектакль в театре, тем более философский, он всегда открывает для себя что-то новое, а с вами происходило такое во время подготовки к спектаклю "Медея"?
         – Любой хороший материал и любая хорошая только что прочитанная книга переворачивает сознание как минимум и как максимум. Это не просто переворот сознания, а возможность пропустить это через себя, приживить к себе, многократно переживать это и пропускать через себя в спектакле. Это определенно вносит что-то в твою жизнь, и в этом случае "Медея" помогла мне разобраться в каких-то личных проблемах и со своей личной болью. Для меня это отчасти тоже спектакль-исповедание, потому что что-то сходное с этим я переживал в жизни. Мы рассказываем не просто какую-то историю каких-то людей из Древней Греции. Это в каком-то смысле и моя история тоже.

        –В "Медее" вы оказываетесь в центре трагедии, происходящей за пределами реального мира. Каким образом настраивались, готовились?
         – Читаем и смотрим мы многое, и те вещи, которые нам пригодятся для роли, мы вытаскиваем скорее оттуда (показывает на голову - прим. ред.), а не из дополнительной литературы. Актерская кухня - такая вещь, которую нельзя алгеброй отмерить: что-то отсюда, а что-то оттуда. Тут главное - твое личное сознание и подсознание. Ну и, конечно, что-то приходит уже в процессе игры на сцене. Мне посчастливилось учить текст на берегу Адриатического моря. Так удачно совпало, когда ты дышишь этим морским воздухом, запахом Средиземноморья, и совсем по-другому воспринимаешь истории, связанные с легендами Древней Греции. Такая особая любопытная аура возникает, и поток сознания рождает оригинальные творческие вещи. В комнате в Москве было бы несколько иначе, и когда я вернулся оттуда и вошел в работу, я испытал нечто незабываемое и несравнимое.

     

        –В афише театра много спектаклей-трагедий, как актерам удается выйти из этих образов и не перевести свою личную жизнь в трагедию?
         – Определенным профессионализмом. Люди сходят с ума, если они не могут выйти из образа. Это как у психотерапевта - ты не можешь через себя пропускать всю человеческую боль. Зритель отчасти приходит в театр как к врачу. Он его лечит, выслушивает, а потом все это должен скинуть с себя и стать открыт для других людей. Мы, артисты, также бросаем все это с себя и идем дальше. Все зависит еще от спектакля - в некоторых необходимо больше времени для выхода из этого состояния. Я два дня после спектакля не могу нормально существовать: что-то внутри пульсирует, идет работа над ошибками. Ты пребываешь в каком-то особом состоянии - состоянии послевкусия после спектакля.

     

        –После сериала "Не родись красивой" вы стали меньше сниматься в кино. С чем это связано?
         – Именно поэтому и не снимаюсь - мне не хватает сил и эмоций, а главное - нет желания. Мне это неинтересно. В какой-то момент я понял, что это пустая трата времени, а мне жалко тратить свое личное время на пустоту. Я перфекционист в хорошем смысле слова, и таков у меня взгляд на жизнь. Когда я погружаюсь в съемки в кино полностью, а потом в итоге вижу фитюльку на экране, мне неинтересно. Если ты отдаешь этому делу всего себя, а выходит какая-то фигня, о которой забудут после первого же показа, то зачем все это? Я не вижу в этом смысла. Я лучше это время посвящу своим родным и близким или чтению книг и подготовке к другой театральной работе.

     

        –Вы играете в театре, но не играете в кино, а можно ли, на ваш взгляд, быть только киноактером и ни разу не выйти на театральную сцену?
         – Да, и у многих актеров это отлично выходит. Я же перерос наш современный кинематограф и уже физически не могу переступить через какие-то вещи. Когда тебе присылают сценарий, ты понимаешь, что это ерунда. И если это ерунда, доказать мне, что это не так, уже не получится. У меня есть устоявшиеся представления, что такое хорошо и что такое плохо, что талантливо, а что бездарно, поэтому в обратном убеждать меня бесполезно. Я просто говорю: "Извините, это плохо, бездарно и глупо. Я не хочу в этом сниматься".

     

        – А какой спектакль в театре им. Вахтангова вы играете с большим удовольствием?
       – Каждый спектакль любимый, и в каждом у меня разные амплуа. Это многогранные масштабные личности - Сирано де Бержерак и Отелло, Язон в "Медее". Совершенно разные персонажи, а не просто герои-любовники. Это интересные личности в масштабах эпохи. Они настолько многогранны, что мне интересно во всем этом вариться, выращивать их вместе с собой, вместе со спектаклем.

     

        – А для вас существуют какие-то границы дозволенного на сцене? От какой роли точно откажетесь?
         –То, что я не играю похабные вещи в театре и в кино, это сто процентов. К счастью, сейчас нет таких режиссеров, которые могли бы предложить такую роль. Но вместе с тем и нет таких режиссеров, зная масштабы которых, например, талант Андрея Тарковского, ты бы сказал: "Да, я могу довериться этому мастеру". Если такой режиссер тебе предлагает роль, ты точно знаешь, что хоть какой-то толикой прикоснешься к прекрасному. Сейчас таких нет.

     

        – Но не исключено, что в кино мы вас еще увидим?
         –Я открыт хорошим предложениям, но пока, к сожалению, увы.

     

        – Вы сказали уже про Андрея Тарковского, а есть театральные или кинодеятели, работой которых вы восхищаетесь?
         –Не создай себе кумира, я православный человек, и мне это не нужно. У меня один авторитет (показывает наверх – прим. ред).

     

        – В Омске вы играете спектакль не в первый раз, какие впечатления об омском зрителе?
         –Я пока еще плохо знаю Омск, я заезжал сюда пару раз с репризными спектаклями. Здесь потрясающий зритель, и у нас в стране мало городов, которые обладают хорошим театральным зрителем, а после распада СССР их стало еще меньше. Омск один из тех немногих городов, где, скажем так, стабильный театральный зритель. Прием в Омске - это суперприем. То, как зритель дышит во время спектакля, то, как он смотрит. Этот взгляд наполнен духовного и интеллектуального развития. Слава Богу, вы этого не утратили.

     

        – А в других городах иначе?
         –Происходит деградация общества вообще, не говоря уже о театральной среде. Зрителю стало меньше надо - его можно рассмешить уже на уровне пальца. Спрос рождает предложение. Сейчас мне продюсеры говорят: "Гриша, мы не можем драму потянуть". Не могут продать, потому что большей популярностью пользуются "Уральские пельмени", Comedy Club на выезде. Это производит огромный аншлаг в зале.
        Я не могу себе позволить участвовать в этом, и я рад, что Омск - один из немногих городов, где сохранился читающий зритель, развивающийся зритель.

     

    Фото Ильи Петрова

    Категория: Статьи за 2018г | Добавил: ЗачарованNая (01.07.2018)
    Просмотров: 21
    Форма входа

    Объявление
    Новые фотографии
    Наше творчество
    Комментарии
    "Двое на качелях", 24.07.2018...

    "Медея", 12.02.2018, Нижний Новгород<...

    Отзыв о спектакле «Отелло» 05.02.2017

    С бельэтажа смотреть спектакл...

    «Медея» 11.01.2016

    Я вас не сильно огорчу, если скажу, что мне не п...

    "Одесса 913" 26.11.2015 (продолжение)

    Отмечу, пока не заб...

    "Одесса 913" 26.11.2015 (продолжение)

    Отмечу, пока не заб...

    "Одесса 913" 26.11.2015

    Девушки, не верьте нашему обоже, ...

    Поиск
    Связь с администрацией сайта: antipenko.ucoz.ru@gmail.com
    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz